Зыбучие болота городской среды

Обсуждение: 5
4185

Удастся ли молодому чиновнику-вундеркинду найти ответ на вопрос – куда исчезли бюджетные миллиарды, выделенные на развитие моногородов?

Премьер-министр Михаил Мишустин объявил о реформировании в России институтов развития. Так, на базе госкорпорации «ВЭБ.РФ» планируют создать крупный инвестиционный блок. Кстати, видимо, этим подразделением будет руководить земляк вице-премьера Марата Хуснуллина, 26-летний чиновник-вундеркинд Тимур Темиргалиев.

Недавно мы писали, что именно он займёт должность управляющего директора бизнес-блока ВЭБа по всей России. Тимур Фаритович будет заниматься развитием городской инфраструктуры. Направление включает в себя разработку и внедрение комплексных финансовых инструментов в сфере жилищного строительства, транспортной инфраструктуры и общественных пространств.

Между тем, идея реформирования институтов развития назрела, в том числе, и потому, что к подобным структурам уже давно были вопросы по эффективности и правомерности трат бюджетных денег. Например, весьма показательна в этом отношении история Фонда развития моногородов. Напомним, как всё это происходило.

В 2014 году Президент России Владимир Путин распорядился поднять со дна самые депрессивные уголки нашей Родины – монопрофильные города (то есть зависящие от одного градообразующего предприятия). Из федерального бюджета выделили астрономические 32 миллиарда рублей. Эти деньги кто-то должен был эффективно распределить. Минэкономразвития России предложило освоить деньги через НКО «Фонд развития моногородов». Счётная палата РФ тогда недоумевала: зачем распределять госсредства через негосударственную некоммерческую организацию, которая заведомо находится вне регуляции бюджетного законодательства?!

Фонд учреждён госкорпорацией «Внешэкономбанк». Руководить им назначили высокооплачиваемого топ-менеджера, зампреда ВЭБа Ирину Макиеву. В 2014 – 2018 годах фонд госпожи Макиевой освоил 17,76 миллиарда рублей. Самый яркий результат – глянцевый тревел-блог, который вели её красивые и успешные подчинённые. Команда фонда состояла из 93-х штатных единиц и сидела в фешенебельном особняке на престижной Воздвиженке. Прежде всего, это линейные менеджеры, которые выезжали командовать возрождением отдельно взятых моногородов. У них было много забот. Они обучали тонкостям работы в соцсетях, организовывали бесплатные такси для оставшихся в живых ветеранов ВОВ (именно так везде указывали в отчётах), устраивали краеведческие квесты и экологические турниры, наставляли детей, как правильно выбирать безопасную продукцию в магазинах, и даже развивали в моногородах волонтёрское движение.

По данным Счётной палаты РФ, среднемесячный оклад рядового сотрудника фонда составлял 279,6 тысячи рублей – эта цифра в 25 раз превышает среднюю зарплату, например, по моногороду Каменка, равную 11.004 рубля. Зарплата гендиректора фонда госпожи Макиевой была один миллион в месяц. Её годовой оклад в два с лишним раза превышал годовой бюджет моногорода Светлогорье.

У Фонда развития моногородов был непримиримый враг – аудитор Счётной палаты Сергей Агапцов, который четыре года подряд беспощадно, жёстко и всегда по делу критиковал траты Макиевой. Только вот Агапцов больше не работает аудитором, в публичном доступе осталось его наследие – ворох разгромных отчётов о деятельности фонда. Вот данные из некоторых подготовленных им документов:

  • на обучение команд из 314-ти моногородов (1.546 слушателей) фонд израсходовал свыше 1,4 миллиарда рублей. Это в 11 раз превышает среднюю стоимость обучения по аналогичным программам в лучших вузах России. Из всех обученных команд нормально функционирует чуть более половины.
  • на период деятельности фонда Макиевой в 57,1% моногородов уровень безработицы превысил в три, а где и в девять раз российскую норму.
  • Общая бизнес-активность в моногородах снизилась на 22,7%.
  • Отток ИПшников увеличился на 68,3%.

У предпринимателей на местах складывается ощущение, что выгодные кредиты по программе фонда получают только «свои» – успешные, богатые или близкие к власти. Например, в Новочебоксарске один миллиард рублей на восемь лет под сказочные пять процентов годовых ушёл проекту крупнейшего холдинга «Хевел» – через офшор и доверенных лиц им владеет олигарх Виктор Bексельберг.

А в Краснотурьинске фонд потратил 582 миллиона рублей на строительство индустриального парка со статусом ТОР. По словам местных, там сейчас всего два резидента – лесоперерабатывающий и кабельный заводы. Оба лишь числятся арендаторами на бумаге, но никакой активности здесь не ведут. Тем не менее, фонд отчитался, что резиденты есть.

Всего, за годы деятельности фонда созданы индустриальные парки со статусом ТОР в 65-ти населённых пунктах. В 32,2% случаев они построены в пунктах, которые вообще не являются моногородами. В 74% случаев они построены и без того в успешных моногородах со средней или высокой инвестиционной привлекательностью.

«Фонду можно было и задолжать, – рассказывает журналист Оксана Савельева из Белой Холуницы – моногорода Кировской области. – Фонд пытался оживить наш градообразующий Белохолуницкий машстройзавод и сделать на его территории индустриальный парк. На бюджетные деньги отстроили ему инфраструктуру: дорогу, мост, водопровод, канализацию. Но в итоге... завод окончательно развалился с задолженностью по зарплате в девять миллионов рублей. Сотни рабочих оказались без средств. Там теперь пустые цеха, всё ценное распродали. А фонд применяет к нам санкции: требует с Кировской области вернуть назад бюджетные деньги, уже потраченные в Белой Холунице на построенную, но не востребованную бизнесом инфраструктуру – речь о 65-69-ти миллионах рублей. Чтобы в водопровод врезаться (а иного выхода нет), холуничане обязаны платить по 15-30 тысяч рублей. Для справки: зарплата пять-шесть тысяч для местных – нормальное дело».

По данным Счётной палаты РФ, за четыре года фонд потратил на постройку инфраструктуры 9,3 миллиарда рублей. Треть денег ушла в населённые пункты, не являющиеся моногородами. На начало 2019 года по различным причинам не эксплуатировалось 24 из 55-ти реализованных объектов инфраструктуры. Должны фонду остались Кировская, Томская, Ивановская области и Карелия. Общая их задолженность – 369 миллионов рублей.

Остаётся надеяться, что юный Тимур Темиргалиев не такой...

Искренне Ваш,
За-Строй.РФ

При полном и/или частичном копировании данного материала, для последующего размещения его на стороннем ресурсе, обратная, индексируемая ссылка на источник обязательна!

(с благодарностью нашим коллегам портала Life.Ru)

11.12.2020 в 09:50
  • Северный Олень
    Северный Олень 11.12.2020 в 11:27 пишет:

    -Помочь?
    -Спасибо, не надо!

    Ответить
    Миледи
    Миледи 11.12.2020 в 13:10 пишет:

    А что искать ответ, если вы же сами написали, что их Макиева разбазарила! Почему меры не были приняты ранее и стало вседозволенностью бюджет растрачивать? Вот на какие вопросы в первую очередь должен найти ответ Темиргалиев.

    Ответить
    Марк Андреевич
    Марк Андреевич 14.12.2020 в 20:38 пишет:

    А сколько в Москве исчезают бюджетных миллиардов? Всю Кировскую область можно снести и заново возвести.

    Ответить
FAST-ПОСТ