А в Подмосковье водится жульё

Обсуждение: 0
4351

Девелопер из Московской области создал ОПГ для незаконного приобретения земель гослесфонда. Доказанный ущерб составил почти 160 миллионов рублей

В Серпуховском городском суде завершилось рассмотрение уголовного дела о хищении земель в Наро-Фоминском районе Московской области. Всего в материалах расследования фигурировали шесть человек: предприниматель Александр Андросов, занимавшийся строительством коттеджей в Подмосковье, Александр Андросов, риэлтор Андрей Трущенков, Ольга Ушакова, Александр Лисицын, Александр Сергеев и Павел Дрожжин. Каждому из них инкриминировалось разное количество преступных эпизодов, но все они были квалифицированы следствием как мошенничество, совершенное в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ).

Как было установлено в ходе расследования, в 2012 году господин Андросов создал организованную преступную группу, с помощью которой стал систематически заниматься незаконным приобретением прав на земельные участки, входящие в состав государственного лесного фонда Российской Федерации, расположенные в Наро-Фоминском районе Московской области. С этой целью, по версии следствия, девелопер привлёк к реализации своего плана господ Трущенкова, Лисицына, Сергеева, Дрожжина и Ушакову, распределил между ними обязанности, а сам координировал их действия. Кроме того, по данным СКР, он распределял между сообщниками денежные средства, полученные от незаконной деятельности.

В задачи подельников Андросова входило подыскивать подставных лиц, изготавливать на их имена подложные свидетельства о праве собственности на земельные участки и обеспечивать выдачу нотариально оформленных доверенностей от подставных лиц на имена соучастников преступной деятельности.

Схема выглядела так. Господин Трущенков и госпожа Ушакова должны были по нотариальным доверенностям, оформленным на них от имени подставных лиц, подавать в территориальные органы государственной регистрации, кадастра и картографии подложные свидетельства на право собственности на земельные участки с заявлениями о внесении в государственный кадастр сведений о якобы ранее учтённых объектах недвижимости. Затем они получали кадастровые паспорта на земельные участки, подписывали подложные договоры купли-продажи и обращались в госорганы с заявлениями о регистрации прав подставных лиц на недвижимое имущество, а затем переходе права собственности от тех к соучастникам аферы. В случае отказа в государственной регистрации в задачи госпожи Ушаковой входило составление исковых заявлений в суд с целью обязать территориальные органы осуществить госрегистрацию.

В обязанности господина Дрожжина, говорится в деле, входило получение нотариальных доверенностей от господ Сергеева и Лисицына (их следствие отнесло к подставным лицам), на которых регистрировалось право собственности на участки, подписание подложных договоров купли-продажи земли и обращение в территориальные органы государственной регистрации и картографии для получения свидетельств. При этом господа Сергеев и Лисицын сами должны были оформлять доверенности у нотариусов.

Таким образом, как было установлено в ходе судебного процесса, участники организованной преступной группы с декабря 2012 года по сентябрь 2014-го приобрели путем обмана право на 36 земельных участков Рослесхоза общей площадью не менее 54-х тысяч квадратных метров Наро-Фоминского лесничества.

Часть приобретённых мошенническим путём участков Александр Андросов успел продать физическим лицам, которые не были осведомлены о незаконном происхождении земель и поэтому были признаны судом добросовестными покупателями. Причинённый Рослесхозу ущерб, по подсчётам следствия, составил 158,65 миллиона рублей.

Отметим, что никто из фигурантов ни во время следствия, ни в ходе судебного процесса вину не признавал. Исключение составил лишь сам господин Андросов: незадолго до прений сторон неожиданно для всех он изменил свою позицию и полностью признал свою вину в мошенничестве.

В итоге суд приговорил граждан Андросова и Трущенкова к семи годам колонии общего режима каждого. Остальные фигуранты получили по три года лишения свободы, но были освобождены от исполнения наказания, поскольку отбыли его во время пребывания под стражей. Их отпустили в зале суда.

Источник: газета «Коммерсантъ»

30.03.22 в 15:51
Комментарии отсутствуют.