Когда придёт цифровое правосудие…

Обсуждение: 6
4627

Поможет ли массовое внедрение цифровых сервисов разгрузить суды и юристов, снизив число судебных ошибок и коррупционных рисков?

Первоначально, когда речь заходила о роботизации и цифровизации, работники умственного труда любили сочувственно похлопывать по плечу простых работяг, приговаривая, что, дескать, ничего не попишешь, технологический уклад меняется, нужно повышать компетенции, обучаться, вписываться в рыночек... Ну и прочие утешительно-злорадные вещи. При этом каждый специалист почему-то думал, что оцифруют и заменят роботом Равшана с Джамшутом и Афоньку-слесаря, а уже ему-то, такому образованному и талантливому, подобная участь не грозит.

Но реальность оказалась парадоксально иной. Равшаны с Джамшутами настолько востребованы в нашей инновационной экономике, что без них воют волками господа строительные олигархи и останавливаются величественные нацпроекты. Многочисленные Афоньки всё так же успешно подвизаются в своих управляющих компаниях, правда, уже поменьше дыша перегаром и не так активно хамя клиентам, как их советские прототипы. А вот до кого цифровизация реально добралась, так это до рыцарей интеллектуального труда.

Неожиданно оказалось, что как раз различные дизайнеры, маркетологи, менеджеры, бухгалтеры, управленцы и даже программисты с инженерами очень неплохо могут быть заменены современными IT-решениями. Зачем, например, нанимать дорогостоящего специалиста для разработки сайта, если подходящее поделие можно за пару дней нарисовать в веб-конструкторе, вроде «Тильды»? Да, это будет не слишком функционально и кривовато, но для 99% задач малого и среднего бизнеса вполне достаточно. Так же и в остальных сферах. Достаточно перестроить саму систему организации производственного процесса и иметь подходящие технологические мощности, чтобы от большинства капризных и дорогостоящих белых воротничков можно было весело избавиться. Не стали исключением и юристы. Но обо всём по порядку.

 

Роботы-банкиры

Пожалуй, самым скандально известным случаем в России было внедрение электронных юристов в Сбербанке. Ещё в 2016 году кредитное учреждение запустило робота-юриста, который мог сам составлять исковые заявления. А в 2017 году заместитель председателя правления банка Вадим Кулик на Гайдаровском форуме заявил, что банк планирует высвободить более 3000 рабочих мест, заменив своих юристов программой:

Фактически на текущий момент это означает, что почти все иски, которые пишутся у нас по физическим лицам, полностью перейдут на этих роботов в течение полугодия…

Новость встретила ожидаемое негодование со стороны «судейских крючков». В общем хоре возмущённых восклицаний раздавались и вполне справедливые оценки, что подобные решения могут быть применены только в случае типовых, массовых исков, по которым уже есть сформированная практика. А вот чуть более сложные ситуации уже требуют вмешательства квалифицированного специалиста.

Да и сами сберовцы позднее отошли от такой «крутой» цифровизации, заявив, что программные комплексы будут применяться, скорее, как помощники юристов, помогая собирать аналитику и обобщать данные. Например, в октябре прошлого года первый зампред правления Сбера Александр Ведяхин поведал прессе о новой разработке для правового департамента банка. По его словам, с помощью робота-юриста, за восемь месяцев подготовлено свыше 2,5 миллиона юридических заключений. Робот позволяет значительно ускорять бизнес-процессы и избегать ошибок при ручной обработке больших массивов данных и проверке информации о контрагентах. Процесс анализа одного юридического лица занимает в среднем семь минут.

Программа проверяет контрагентов путём распознавания и извлечения из документов юридически значимой информации – происходит проверка сведений о банкротстве, ликвидации и реорганизации юрлиц, корректности сведений в выписке из ЕГРЮЛ и так далее. Словом, о какой-то замене белковых юристов кремниевыми речи пока не идёт.

 

Закон как программный код

Или, всё-таки, идёт? Во всяком случае в стране, которая по праву считается одной из наиболее «юридически активных», подобные проекты обсуждаются с завидной настойчивостью.

Недавно американец Джошуа Браудер, гендиректора сервиса DoNotPay опубликовал https://future.a16z.com/law-as-code/ любопытную статью под провокационным названием «Закон как программный код: правовая система, сформированная программным обеспечением», в которой рассуждает о том, каким образом принципиальная реорганизация судебной системы сможет заменить юристов на программы в США.

Начинает господин Браудер с того, что введение цифрового правосудия является вопросом национальной экономики и социальной справедливости. Американцы тратят на оплату юридических услуг больше, чем в любой другой стране. В 2016 году в США судебные издержки составляли около $429 миллионов. Человек, подающий заявление на банкротство, в среднем тратит $3.000 на судебные издержки, стандартный развод обойдётся в $12.900, а дела о разногласиях бизнес-партнёров могут стоить миллионы долларов. При этом исследование Счётной палаты США показало, что у людей с адвокатом в три раза больше шансов выиграть дело о пособиях по инвалидности, чем у людей без него.

 

Кирпичи автоматизации

Далее автор рассуждает «о кирпичах для автоматизации судебной системы в обход судебных залов». В качестве примера он приводит компании, которые выпускают кредитки. Они уже используют автоматизированные решения для разрешения споров между держателями карт и продавцами. Когда владелец Visa оспаривает трансакцию, которая уже была возмещена, система автоматически закрывает дело. Те же инструменты могут работать и в мелких судебных делах.

Так, около четверти залогов за жильё в США не возвращаются. Что ещё хуже, многие арендодатели не объясняют отказ от возврата денег – а у бывших арендаторов часто нет средств (или времени), чтобы подавать в суд. Однако, считает мистер Браудер, в этом примере любой арендатор мог бы заполнить онлайн-форму и отправить арендодателю электронное письмо с просьбой указать причину удержания залога. Отдельно арендодатель мог бы подключиться к финансовым API, чтобы доказать возвращение залога. Если арендодатель не ответил, суд автоматически выносит решение в пользу арендатора. Если он ответит, дело будет передано онлайн-судье.

Этот гипотетический процесс – идеальное решение: судьи, адвокаты или физические залы суда не будут задействованы для рассмотрения дела. Решение будет записано в публичном регистре. И главный источник споров в судебной системе («привлечение залога») будет разрешён.

Со временем такие автоматические решения могут быть распространены на большее число бесспорных дел: разводы, заявки на застройку, дорожные нарушения и множество других процессов могут быть автоматизированы.

В результате технологическое решение должно быть достаточно распространено, чтобы гарантировать, что ни одно учреждение не сможет лоббировать свои интересы. Один из способов добиться этого – сделать кодифицированную систему правосудия с открытым кодом на уровне штата, чтобы отдельные города и судебные системы могли адаптировать её в соответствии со своими потребностями.

Также эффективными примерами цифровизации правосудия уже стала возможность использовать Zoom для судебных слушаний в 2020 году, или использование электронных подписей в десятках форм налогового управления сэкономило бесчисленные часы. Американские юристы переходят с бумажных файлов в облако более массово, чем когда-либо.

 

Техника не успевает

При этом автор признаёт, что технологическая инфраструктура США пока ещё слабовата для решения всех подобных задач. Он вспоминает обвал сервиса по приёму заявлений на пособие по безработице в Нью-Йорке, который не смог справиться с массовыми заявками во время пандемии. Сайт по безработице в Огайо мог одновременно обслуживать только трёх человек, а Правительство прекратило использовать дискеты в 2016-м.

Для решения этих проблем было предложено множество решений – от требования к юристам и законодателям владеть технологиями и тестирования до государственных инициатив по улучшению разработки и закупок ПО. Но факт остаётся фактом, пишет автор: страна отстаёт от оцифровки того, что во многих отношениях уже форма кода.

В конечном итоге, предполагает он, вряд ли суды полностью уступят свои полномочия API. Но подход, ориентированный на ПО, не обязательно должен означать «всё или ничего».

 

Вместо эпилога

В то время как технологии вряд ли полностью вытеснят систему правосудия, автоматизация мелких или неоспоримых дел может освободить существующую систему. Она сможет заниматься тем, что у неё получается лучше всего, и сосредоточиться на тех случаях, которые могут разрешить только люди, а не машины.

Итак, если разобраться, пока даже в США ничего, радикально угрожающего юридическому бизнесу, не предлагается. Скорее, напротив, разработчики ожидают, что массовое внедрение цифровых сервисов поможет разгрузить суды и юристов, снизить число судебных ошибок и коррупционных рисков, а профессионалам позволит сосредоточить своё внимание на действительно неоднозначных и сложных спорах.

Искренне Ваш,
За-Строй.РФ

При полном и/или частичном копировании данного материала, для последующего размещения его на стороннем ресурсе, обратная, индексируемая ссылка на источник обязательна!

23.06.21 в 09:49
  • Полианна
    Полианна 23.06.2021 в 12:40 пишет:

    А ошибок в системе никто не предполагает? Каков %% вероятности?

    Ответить
    Алексей Старицын
    Алексей Старицын 23.06.2021 в 15:53 пишет:

    Как сказал один товарищ про цифровой сервис ФНС (Федеральной налоговой службы):

    "Одни криворукие и кривоногие написали техническое задание для разработки ПО абсолютно не зная и не понимая как должны происходить процессы. Программисты им сделали. Криворукие и кривоногие приняли работы на основании ими же подготовленного техническое задание для разработки ПО (где процессы были описаны не правильно и с критическими ошибками). Что имеем? Кривое ПО за большие деньги. Вот такая цифровизация".

    Ответить
    Толябыч
    Толябыч 23.06.2021 в 16:43 пишет:

    Когда придёт цифровое правосудие… закончится само правосудие!

    Ответить
    Иван Трышкин
    Иван Трышкин 23.06.2021 в 18:24 пишет:

    даже в США! Вы америкосов поменьше слушайте, лучше жить будем!

    Ответить