А тётя Надя против

Обсуждение: 23
4450

Новая редакция Стратегии-2035 вызвала противодействие с очень неожиданной стороны. Эксперты полагают, что ниточки конфликта могут тянуться далеко за пределы России...

О том, как складывается работа над программным документом, который должен лечь в основу развития российской строительной отрасли на ближайшие 15 лет, мы рассказывали уже много. И о сомнительных достижениях Национального объединения строителей, написавшего первую версию статьи, и про непростой диалог между сообществом, общественностью и властью, и про новую редакцию Стратегии, которая на основе предложений Минстроя России была представлена экспертной группой РСС, НОСТРОЙ, НОПРИЗ, комитетов РСПП и ТПП.

В минувшую пятницу, 29 января, Стратегию-2035 обсудила комиссия по вопросам индивидуального строительства Общественного совета при Минстрое России, а также заслушала опыт Оренбургской области по проектам комплексного развития ИЖС. Мероприятие прошло под председательством Олега Бетина.

Интерес со стороны комиссии не случаен, поскольку именно индивидуальное жилищное строительство должно стать одним из основных направлений новой Стратегии. Именно здесь специалисты рассчитывают найти колоссальные резервы, которые с одной стороны, дадут импульс для развития отрасли, а с другой, позволят повысить качество жизни конечных потребителей, ради которых, в общем-то, все программы такого рода и разрабатываются. Как отметил Олег Иванович, члены комиссии и эксперты проделали большую работу вместе с представителями «Дом.РФ», специалистами Белгородской, Пензенской, Липецкой областей. Эти регионы имеют свои программы развития ИЖС, поэтому уже собрали серьёзный опыт и наработки в этом направлении.

«Порядка 40-ка процентов всего строящегося индивидуального жилья возводит всего 10 регионов из 85-ти, хотя спрос есть везде. Проблема в том, что системной работы с темой ИЖС у нас нет. И Общественный совет, и РСС, и застройщики считают, что необходимо решить несколько ключевых задач на уровне государства, чтобы покупка индивидуального жилья была сравнима с МКД по простоте и чёткости, а банки давали кредиты», – сказал руководитель комиссии.

Пожалуй, одна из главных новостей – уже становятся ясны практические контуры финансирования предложенной схемы! Приходит понимание, как и в каком объёме необходимо брать деньги для того, чтобы комфортная «одноэтажная Россия» из мечты стала реальностью. По словам представителей комиссии, были выработаны подходы и предложения, отработана с «Дом.РФ» модель «Проектное финансирование и ипотека на ИЖС» для кредитования проектов комплексной индустриальной застройки ИЖС и другими кредитными организациями во всех субъектах Российской Федерации. Эта модель уже работает на примере Ленинградской области. Она может быть масштабирована для всех банков и всех регионов. Интерес к ней проявил Сбербанк, совещание с представителями которого прошли на прошлой неделе. Комиссия в рамках работы наметила задачи рабочей группы по развитию индустриального малоэтажного домостроения и комплексному развитию территорий.

Ещё один интересный кейс представил представитель компании «Сельский дом» Тарген Бахитов из Оренбургской области. По его словам, компанией введено 2 миллиона квадратных метров индивидуального жилья для 23-х тысяч семей. За 2020 год заключено 300 договоров и уже введено 603 дома. Строительство ведётся и покупается гражданами с помощью целевых займов под 3-5%. Проекты включают в себя комплексное развитие территорий и обеспечиваются всей социальной и инженерной инфраструктурой.

По итогам обсуждения, как скупо сообщают официальные релизы, у членов комиссии возникли предложения и поправки в данный проект, которые предложено вынести на обсуждение 5 февраля на итоговом заседании Общественного совета при Минстрое России за 2020 год. В план работ на будущий год предложено внести работу по выработке предложений по вопросам индивидуального жилищного строительства, рассмотрению жалоб, запросов граждан и организаций и рассмотрение проектов планов, решений, государственных программ, политики и нормативно-правовых актов, разрабатываемых и реализуемых Минстроем России.

Впрочем, уважаемые читатели, уже наверняка заждались – а когда же начнутся обещанные «скандалы-интриги-расследования»? И без них, к сожалению, не обошлось. На фоне общего позитивного отношения к индивидуальному жилищному домостроению, которое высказали все члены комиссии, резким контрастом стало выступление Надежды Косаревой, президента Фонда АНО «Институт экономики города». Эмоциональное выступление госпожи Косаревой сводилось к тому, что новая версия Стратегии требует существенной переработки, да и вообще ИЖС – это не для российских реалий.

Позиция довольно неожиданная и явно идущая вразрез с консолидированным мнением строительного сообщества, широкой общественности, да и чиновников, отвечающих за строительный комплекс. Тем интереснее узнать, почему же возникло такое радикально мнение? Надежда Косарева – крайне влиятельный и авторитетный специалист в вопросах градостроительной политики. Возглавляет две структуры-близняшки, ООО «Институт экономики города» (ИЭГ) со штатом в одного сотрудника (собственно, госпожу Косареву) и Фонд «Институт экономики города», выступающий в качестве учредителя ООО. Учредителями фонда выступают 6 физических лиц, а доходы осуществляются за счёт исследований, которые заказывают государственные и муниципальные структуры, среди которых, в частности, департамент градостроительной политики Москвы, администрация Нижнего Новгорода, Минэкономики и другие. Например, за прошлый год финансирование «мозгового центра» составило 54 миллиона рублей – очень неплохо для скромного научного учреждения с не менее скромным штатом.

Влияние этой организации весьма ощутимо. Можно найти данные о том, что ИЭГ с 2015-го по 2017-й входил в ТОП-50 категории лучших исследовательских институтов в направлении социальная политика по итогам ежегодного мирового рейтинга «фабрик мысли» Global Go To Think Tank Index Report. А по итогам 2016 года ИЭГ занял 44-ю позицию среди ведущих независимых аналитических центров Центральной и Восточной Европы. В общем, компания обласкана и российской, и международной властью. Последней – особенно.

Есть обоснованная версия, что основными заказчиком деятельности этой организации являются совершенно другие структуры. Во всяком случае, ещё не так давно они финансировали проекты госпожи Косаревой вполне официально, и это никем не скрывалось.

Начало работы ИЭГ было положено в далёком 1992 году, когда в Россию приехал директор подразделения института экономики города США по России Раймонд Страйк, который, на минутку, по сию пору является почётным членом попечительского совета Фонда. Господин Страйк, как и огромное число других западных консультантов приезжал в те годы в нашу страну для того, чтобы консультировать молодую российскую демократию – как нужно правильно строить рыночную экономику. Во всяком случае, именно так думали в ту пору российские граждане, а, может быть, и сами американские эксперты. Это была официальная и вполне законная практика. По соглашению Бориса Ельцина и Билла Клинтона были выделены деньги из американского бюджета в размере 1,6 миллиарда долларов на так называемое «техническое содействие». Оно курировалось по линии комиссии Альберта Гора – Виктора Черномырдина, и существенную часть этой суммы получили околостроительные «мозговые центры».

В том числе и Институт экономики города, который был преобразован из американского подразделения в самостоятельное российское юридическое лицо в 1995 году по лекалам американской структуры и на американские деньги. Конторой, которая непосредственно заведовала этими процессами, было небезызвестное USAID – Агентство по международному развитию США, которое представляет собой обособленную структуру, но работает в тесном взаимодействии с Госдепартаментом и в России работало в помещении американского посольства.

Именно USAID на протяжении почти 20-ти лет выступала основным спонсором ИЭГ. Оттуда на Надежду Косареву и её экспертов проливался щедрый поток грантов. Во всяком случае, так продолжалось до 2012 года, когда стало понятно, что пути России и США по большинству вопросов внешней и внутренней политики принципиально расходятся. Именно тогда в нашей стране была прекращена деятельность USAID, и аффилированным с ней структурам пришлось искать другие пути финансирования. Кто-то закрылся, а более ловким руководителям помогли наработанные «крючки» и «связки» с российскими чиновниками высокого уровня.

Известно, что заокеанское руководство высоко оценивало эффективность и профессионализм ИЭГ, что позволило его руководительнице и единственной сотруднице в короткие сроки выстроить очень серьёзные деловые контакты по обе стороны границы. С американской стороны называют, например, Мадлен Олбрайт, которая незадолго до назначения на должность Госсекретаря США даже приезжала изучать деятельность ИЭГ, а в дальнейшем оставила по себе память, как один из самых ярких вдохновителей натовской агрессии в Югославии.

Между прочим, есть версия, что с именами очень высокопоставленных лиц в нашей стране связывают спасение ИЭГ от неприятной метки иностранного агента. Якобы, после «его» настойчивых просьб «мозговой центр» смог продолжить свою работу без необходимости соответствующей маркировки собственной интеллектуальной продукции. Насколько это соответствует действительности, судить трудно, однако сейчас с официального сайта института и Фонда все упоминания о прямом финансировании и многолетнем сотрудничестве с Госдепом США благоразумно подчищены.

Что же, можно, конечно, предположить, что после 2012 года Надежда Борисовна полностью порвала с заокеанскими спонсорами, которым обязана и созданием своей структуры, и почти 20-летним стабильным финансированием. И мы, безусловно, ни в коем случае не собираемся обвинять уважаемого эксперта в каком-то вредительстве или прямой работе на наших геополитических оппонентов. Но нельзя не признать, что многолетняя работа в русле одной экономической и политической парадигмы приучает к определённой школе мышления. Никуда не исчезают выстроенные за десятилетия связи, контакты, симпатии. И даже если предположить, что сегодня госпожа Косарева и ИЭГ не получают сложными путями гранты от Госдепа, то точка зрения её команды – это во многом именно то видение российской экономики, которое свойственно американским специалистам. И то, что именно с этой стороны раздалась самая эмоциональная критика некоторых положений Стратегии-2035 – знак очень интересный. Это означает, что Стратегию воспринимают не как проходной документ, а уделяют её положениям очень пристальное внимание. И почему-то очень не хотят, чтобы они нашли своё реальное воплощение.

Признаться, данная ситуация несколько нас озадачила. Неужели, действительно, в комиссии Минстроя работают иностранные агенты, только чудом не получившие соответствующий официальный статус? За комментариями мы обратились к Заслуженному строителю РФ, члену Совета НОПРИЗ Анвару Шамузафарову, который представил проект документа для заседания комиссии Общественного совета. И вот, что пояснил нам Анвар Шамухамедович:

Надежду Борисовну я знаю давно, с декабря 1992 года, когда она начала работать в Институте экономики города США. Она является грамотным специалистом, сильным экспертом с огромным опытом, и безусловно, её точка зрения должна быть выслушана и учтена, как и мнение всех остальных уважаемых экспертов. Но при этом, действительно, нельзя не учитывать, что в течении почти 20-ти лет возглавляемые ею аналитические структуры официально получали огромные деньги из государственного бюджета США по линии USAID, которое в России непосредственно располагалось в комплексе зданий американского посольства. Это факт, который также стоит иметь в виду. И если наша Стратегия-2035 по каким-то вопросам не нравится прозападному специалисту, сидевшему десятилетия на американском бюджете, то возникает предположение, что наша Стратегия в чем-то не устраивает Правительство Америки. Но должны ли мы не критично учитывать такое ангажированное мнение, формируя нашу внутреннюю градостроительную политику – это интересный вопрос.

Нам остаётся только дождаться на нашей дискуссионный площадке Ваших комментариев, дорогие читатели!

Искренне Ваш,
За-Строй.РФ
 

01.02.2021 в 13:00
FAST-ПОСТ
Покусились на недвижимость Смольного
Северный Олень ~
Кто же их посадит, не батон колбасы в супермаркете упёрли.
26.02, 12:00
За «нулевой» травматизм – спасибо «цифре»
Северный Олень ~
Эффективнее СРО многократно по целям и задачам Град кодекса :-)
26.02, 11:54
Зомби в поисках золотого червонца
Иван Трышкин ~
Всё разбежится по физ лицам, вопрос кому и сколько!
26.02, 09:12
На дороги – ещё 100 миллиардов рублей!
Иван Трышкин ~
Какие-то региональные чиновники станут жить ещё лучше!
26.02, 09:02
Зомби в поисках золотого червонца
Musyako ~
Какая работа, такие и деньги
25.02, 19:24
Дурной пример заразителен…
Анфиса ~
об этом должны были в сро позаботиться ;)
25.02, 16:32
1 2 1