А вдова так молода…

Обсуждение: 8
2353

Невыдуманная история, которая, как надеется её автор, заставит иных руководителей СРО задуматься

Конец трудовой недели принёс сюрприз. В нашей почте снова необычное послание неизвестного автора с пометкой «написано, не в формате вашего сайта, но это действительно невыдуманная история, которая, быть может, заставит иных директоров СРО задуматься». Мы прочитали на одном дыхании и подумали – а почему бы и не в таком формате?

***

Промозглый декабрьский ветер швырял в сгрудившуюся возле свежевыкопанной могилы кучку людей ледяную снежную крупу, выдавливая из глаз даже самых стойких невольные слёзы. Увернуться от ветра со снегом не было никакой возможности. Гроб уже спустили на брезенте в яму, и рабочие без суеты и лишних движений накидывали из возвышавшейся рядом кучи мёрзлые комья земли вперемежку со снегом.

Ловко и слаженно у них получается. Интересно, как они находят такую работу, поневоле подумалось Татьяне. И словно бы устыдившись, что землекопы отвлекли её от скорбных мыслей, она краешком глаза покосилась на стоявших по другую сторону могилы родственников и друзей её мужа, покойного мужа. Взглядом зацепилась за бетонную временную урну, на которой кривовато было выгравировано и обведено чёрной гуашью имя её мужа, теперь уже покойного мужа, и груду венков, опоясанных чёрными лентами с дежурно скорбными фразами.

Слёз почти не было, а капельки влаги на лице были в основном следами от растаявших колючих снежинок, ударявших со всей силы в лицо и тут же таявших. Еле видна была кромка леса, что темнела вдали. А огромное поле перед ней всё было усыпано чёрными обелисками, с портретов которых на Татьяну внимательно смотрели усопшие люди, словно бы оценивая степень скорби. А её как будто и не было. Была какая-то пустота и всепоглощающее желание, чтобы, наконец, поскорее закончился этот трудный день.

Обычный день на Северном кладбище. Место нескончаемого потока скорби горожан. Одни и те же пластмассовые венки, похожие друг на друга люди – родственники, близкие, друзья покойных, и скорбь на их лицах.

Памятникам было скучно.

Рабочие уже почти закончили, подвезли тачку с песком, лопатами ловко облагородили могилку и уже возились, устанавливая временный обелиск. Через пятнадцать минут всё было закончено. Кучка людей, сразу распавшись, побрела, спотыкаясь и стараясь перепрыгивать через грязь и глину сквозь ряды могил, занимать места кто в автобусе, кто в своих авто.

Прежде, чем сесть в автобус, Татьяна внимательно огляделась, запоминая ориентиры – вот контейнер, вот овражек, а от него до ивы, никуда не сворачивая.

***

Памятники ждали недолго.

На следующий день они равнодушно наблюдали за молодой женщиной, которая сидела у могилы и смотрела вдаль. Губы её шевелились, как будто она что-то говорила своему мужу, бывшему мужу. Она шептала, не замечая ни ветра, ни холода. И в её глазах не было ничего, кроме бесконечной тоски…

***

Андрей вошёл в свой кабинет, чуть потопав ногами, чтобы стряхнуть снег, налипший на ботинки. Из-за штор пробивался сквозь окно серый и зыбкий питерский рассвет. На часах было без десяти девять. Состояние и настроение для работы самое неподходящее. Зачем было ехать с окружным координатором в ту дыру, он не помнил, но сожалел об этом. Сейчас начнётся – тяжело вздохнул он и включил ноут.

Через пару секунд в дверь аккуратно просунулась стриженная колючая голова. Заходи, Сергей – пригласил он, стараясь придать своему лицу нейтрально-доброжелательное выражение.

Сергей, а вернее, Сергей Сергеевич прибился в СРО не очень давно. Андрей познакомился с ним, когда Сергей Сергеевич пришёл с проверкой по жалобе. Надо отдать должное прокурорскому работнику – он не сильно придирался, хотя и был въедлив. Жалоба не подтвердилась, но за те несколько дней, что они общались, произвели друг на друга хорошее впечатление. Пару раз Андрей заезжал к Сергею Сергеевичу в прокуратуру. И когда проверка закончилась, прокурорский, начав издалека (так, мол, и так, ребёнок родился), попросился на работу в СРО. Андрей честно пытался отговорить, увещевая, что госслужбу бросать нельзя. Карьеру никто не отменял. В конечном счёте, генеральские пряники лучше, чем работа в СРО. Но Сергей Сергеевич был настойчив.

В конце концов, какого чёрта – уговаривал себя Андрей. Нормальный грамотный мужик. Хочет работать – пусть работает. Ведь приди вместо него какой-нибудь упырь, без денег пройти проверку не удалось бы стопудово. Так что даже если Серёге и придётся год платить зарплату, так он её и так уже отработал на два года вперёд.

Но Сергей Сергеевич оказался неожиданно ценным приобретением для СРО. Мало того, что он был трудоголиком, так ещё и его иезуитски-заточенный в прокуратуре ум помогал отписываться практически от девяноста процентов жалоб. А недовольных и жалобщиков было много. СРО, по питерским меркам, большая. И так уж повелось, что Сергей Сергеевич мало-помалу приучил (а может, и приручил) Андрея к тому, что каждое утро ровно в девять стоял у дверей его кабинета, чтобы согласовать многочисленные ответы на жалобы, запросы и отчитаться за вчерашний день.

Как обычно усевшись у стола, Сергей Сергеевич, ставший начальником юридического отдела, начал подкладывать бумаги. Вот запрос от налоговой Вологды по нашему члену. Просят подтвердить. Похоже, однодневка. Вот жалоба на действия дисциплинарной комиссии. Вот запрос из ОБЭП…

Андрей слушал вполуха, в голове два воображаемых медведя звонко отстукивали по наковальне молотками в такт неровному пульсу.

Вот уже второй раз обращается Татьяна Ивановна Смирнова. Вдова ИП Смирнова Петра Анатольевича, помните, я Вам докладывал ещё полтора месяца назад. Это та, которая просит компфонд вернуть в связи со смертью своего мужа. Она самая. – Так ты ж ей, вроде, ответ отправил – компфонд обмену и возврату не подлежит по 315-му. – Да, всё отправил. А она снова пишет.

Ну дай почитаю, сделав усилие над собой, произнёс Андрей, откидываясь от спинки кресла. Медведи в голове ускорились и прямо-таки уже забарабанили молотками изо всех сил. Никита – провокатор, и на хрен я с ним попёрся допивать, пожалел Андрей вчерашний день.

Строчки в обращении прыгали в глазах. Прошу Вас в связи со смертью моего мужа, индивидуального предпринимателя Петра Анатольевича Смирнова возвратить взнос в компенсационный фонд в размере… и исключить… Ага, ну это понятно. Что там дальше – а утрата кормильца, двое детей… И всё такое… Ясно, понятно… Ну отпиши ей ещё раз, мол, так и так, выражаем соболезнования и всё такое, но средства на спецсчетах, и оснований нет. И направьте выписку из протокола об исключении из НРС, уведомьте, чтоб исключили. Что там дальше? Давай уже закруглять.

Когда Сергей Сергеевич вышел, Андрей потёр виски, несколько раз зажмурился и откинулся на спинку. И вдруг вспомнил. Холодный ветер рвущий полы пальто, слякоть. холод. Северное кладбище и молодую ещё женщину, сидящую у свежей могилы с неподвижным устремлённым вдаль взглядом, не замечающую холода.

И равнодушное любопытство памятников.

Решительно потянувшись к телефону, набрал несколько цифр. Светлана, да, доброе утро. Нормально. Как сама? Слушай, у нас есть член ИП Смирнов, вернее, был, да тот самый который… Короче, позвони Сергею уточни реквизиты и переведите вдове ИП Смирнова триста тысяч, нет переведите четыреста. Назначение? Ну придумай сама, ты же умная. Ага, спасибо. И повесил трубку. День разгорался и входил в силу. Надо было работать.

***

Памятники уже привыкли видеть эту женщину. И она привыкла к ним. Со смертью мужа всё переменилось. Постепенно пропали друзья, которые обещали навещать, стали реже звонить подруги, не понимающие, зачем ездить на кладбище чуть ли не каждый день.

Памятники это удивляло. Поначалу все ездят часто, потом реже, многие и вовсе пропадают. Но эта молодая ещё женщина ездила постоянно. Вот и сегодня она сидела на краешке могильной опалубки и рассказывала своему Пете новости.

Сегодня опоздала, ты уж извини. С утра ходила в банк, из СРО твоей деньги пришли, с процентами. А ты всё ругался на них… А они, видишь, какие молодцы.

Памятники смотрели на неё равнодушно. И ждали, когда она расскажет и уйдёт восвояси…

ОТ РЕДАКЦИИ. Интересно, что навеяла эта история Вам, дорогие читатели. Надеемся, что Вы поделитесь своими мнениями на нашей дискуссионной площадке.

Искренне Ваш,
За-Строй.РФ

28.12.2019 в 21:14
  • Советник Службы
    Советник Службы 28.12.2019 в 21:41 пишет:

    что тут скажешь...в саморегулировании как и в жизни...отражаются все человеческие качества... и переплетаются в нечто невообразимое...загадочная русская душа..

    Ответить
    Сергей Рогожук
    Сергей Рогожук 28.12.2019 в 21:55 пишет:

    Какие же Вы молодцы, коллеги, что опубликовали этот грустно-лирический рассказ своего внештатного автора! И как не хватает на отраслевых порталах именно таких замечательных человеческих историй. Хотя на нашем сайте когда-то были подобные произведения. Одно из них о серебристой стрекозе многих людей заставило сглотнуть предательский комок, подкатившийся к горлу... Низкий поклон Вам, коллеги, и Вашему внештатному автору! С уважением, Сергей Рогожук, главный редактор сайта ЗаНоСтрой.РФ

    Ответить
    Изумлённый Чиновник
    Изумлённый Чиновник 29.12.2019 в 00:25 пишет:
    Ответить
    Немезида
    Немезида 29.12.2019 в 16:27 пишет:

    Да, знавала я с десяток таких директоров СРО от Питера до Сахалина, которые деньги и на лечение сотрудников давали, и докторов в штат брали, чтобы и сотрудники и члены СРО могли бесплатные консультации получать, и членов своих за счёт сметы страховали и страховку выплачивали, и совершенно чужим строителям, пострадавшим или погибшим от несчастных случаев на российских стройках в различных регионах, из собственных средств материальную помощь оказывали, и пострадавшему от паводка Тулуну благотворительную помощь отвозили, не говоря уже о том, что они же спонсировали важные и нужные для отрасли конференции и выставки, семинары и круглые столы, а наиболее отчаянные умудрялись даже финансировать из своих кровных избирательные кампании Антона Мороза в Государственную Думу от партии "Единая Россия" и Антона Глушкова на пост президента НОСТРОЙ. И всё по принятому у саморегулируемой тусовки принципу: не делай добра, не получишь зла! Этих благотворителей вы не найдёте ни среди членов всяких советов НОСТРОЙ, ни в рядах назначенцев-координаторов - они "белые вороны" в алчном стаде саморегулирующихся хапуг. И совсем не случайно в десятую годовщину создания обязательного саморегулирования в строительной сфере всё, что можно сказать об этих скромных людях - это грустное: иных уж нет, а те далече! Как жаль.

    Эти люди все родом оттуда: https://www.youtube.com/watch?v=_5sNXECJInE

    Ответить
    Полианна
    Полианна 29.12.2019 в 19:50 пишет:

    Очень грустная история с грустно-добро-справедливым концом. Так и должно быть. Работаешь ли ты в СРО или где-то ещё, всегда надо оставаться человеком. И это не может не радовать, что остались ещё люди видящие дальше своего кабинета, своей квартиры, своего загородного дома. Радует, что есть ещё СРО в русских селеньях!

    Ответить
    Северный Олень
    Северный Олень 30.12.2020 в 10:49 пишет:

    Написал историю и концы в воду! Героя вспомнить и даже найти не удалось!

    Ответить
FAST-ПОСТ
В столицах обзавидуются!
Советник Службы ~
Ох ты ж пермяки-солены уши...
18.02, 20:34
В столицах обзавидуются!
Полианна ~
Сейчас лопну от зависти. Честное слово.
18.02, 19:50
Валентинка для Фимы
Полианна ~
Похоже на то.... во всяком случае пока что....
18.02, 15:58
Вспомнить всё!
Полианна ~
А Ефим Владимирович похоже всё-таки здоров....
18.02, 15:53
1 1