«Как всё это пошло, богато и безвкусно!»

Обсуждение: 6
4519

Что думали о шедеврах петербургской архитектуры современники их строительства?

В нашем недавнем материале под заголовком «Снесите это немедленно» мы собрали пятёрку зданий, которые, на наш взгляд, выглядят в архитектурном ансамбле Москвы довольно нелепо. Однако некоторые читатели За-Строй.РФ такой взгляд на архитектуру столицы не разделили, отметив, что многие постройки из нашей подборки милы их сердцу и вовсе не кажутся им некрасивыми.

Это заставило нас в очередной раз задуматься о многообразии мнений и субъективности восприятия одних и тех же вещей. Вдобавок мы решили поинтересоваться, а что думали о зданиях, которые сегодня считаются национальными достопримечательностями, люди, жившие во времена их строительства? За основу взяли четвёрку домов Санкт-Петербурга, без которых сегодня нельзя представить Северную столицу, и выяснили, как изначально отзывались о них горожане.

 

Казанский собор

Один из крупнейших храмов Петербурга, который сегодня входит в число его «визитных карточек», далеко не сразу пришёлся по вкусу местным жителям. Построенный по проекту архитектора Андрея Никифоровича Воронихина в 1801-1811 годах собор в стиле русского классицизма некоторые посчитали скверной копией Собора Святого Петра в Риме, главного католического храма. Художественный критик Владимир Стасов и вовсе ругал его такими словами:
 

Как всё это ординарно, казённо, в общем расположении. Как всё это пошло в отдельных формах. Богато и безвкусно, – приходит в голову каждому зрителю. В соборе посетитель будет как в тесном подвале.

Сомневался в целесообразности постройки и знаменитый художник Карл Брюллов:

Зачем эта мрачная масса в нашем мрачном климате… Белый, с золотыми маковками букет к небесам был бы лучше.

Так считал когда-то живописец, а теперь мимо колоннады Казанского собора не проходит ни один турист.

 

Магазин купцов Елисеевых

Другое здание, рядом с которым принято фотографироваться, гуляя по Невскому проспекту, – Дом торгового товарищества «Братья Елисеевы» или Елисеевский магазин. Этот яркий пример архитектуры раннего модерна изрядно смутил петербуржцев своими внушительными скульптурами, изящными витражами и роскошной отделкой, когда его впервые представили публике в 1903 году:

От чертогов стали снимать леса, и тут-то пред очами петербуржцев предстал во всём блеске московский купец-толстосум. Богато, вычурно, претенциозно, и… непонятно. Не то дачный особняк, не то кондитерское произведение – только в громадном масштабе. Не дом, а каменный Пуд Пудыч, не знающий, куда деваться со своими миллионами.

Так писала о новой постройке газета «Петербургскiй Листокъ».

Новомодный магазин шокировал общественность, главным образом, потому, что вырос рядом с классическими особняками, в то время как стиль модерн ещё не был широко известен и распространён в архитектуре. Обилие гранита и стекла, гигантские окна, замысловатые кованые узоры были непонятны жителям города, привыкшим к строгим, греческим формам.

 

Спас на Крови

Трудно поверить, но красивейший храм Спаса на Крови, расписные луковичные купола которого сегодня красуются на каждой второй открытке из Северной столицы, некогда называли «позорной страницей русского искусства». Здание представляет собой собирательный образ православного русского храм, а его красочная отделка фасадов с множеством замысловатых деталей является настоящим украшением канала Грибоедова.

Но восхищение прохожих Спас на Крови заслужил далеко не сразу. Вот как сокрушался в начале прошлого века художник и историк искусств Александр Бенуа:

Это жалкое подражание Василию Блаженному поражает своим уродством, являясь в то же время настоящим пятном в ансамбле петербургского пейзажа.

Кстати, деньги на строительство собора, который в своё время уничижительно именовали «псевдорусским строением», собирали по всей России. При этом храм долгое время был не приходским, а попасть внутрь можно было только по специальному пропуску. Для массового посещения Спас на Крови был открыт лишь спустя 90 лет после освящения в 1997 году.

 

Дом Зингера

Дом компании «Зингер», также известный как Дом книги, вообще мог не появиться в архитектурном облике города, поскольку ведущие петербургские архитекторы того времени считали его возведение недопустимым. Градостроители даже обращались по этому поводу к императору Николаю II, утверждая, что здание будет перетягивать на себя внимание от одного из главных городских соборов (имеется в виду Казанский собор, который, как уже было отмечено ранее, меньше, чем за сто лет до этого, в свою очередь, тоже называли безвкусицей). Монарх не внял опасениям специалистов и разрешил стройку.

После его открытия в 1904 году шестиэтажное здание, украшенное кованым декором из бронзы, скульптурами и уникальной стеклянной башней, увенчанной глобусом, некоторые особо искушенные современники посчитали «однообразно-скучной».

Недавно после многолетних судебных тяжб памятник архитектуры федерального значения снова перешёл в руки городского правительства. В нём была проведена масштабная реставрация стоимостью 200 миллионов рублей, в ходе которой были восстановлены витражи, венецианская штукатурка, закуплена новая мебель.

Искренне Ваш,
За-Строй.РФ

При полном и/или частичном копировании данного материала, для последующего размещения его на стороннем ресурсе, обратная, индексируемая ссылка на источник обязательна!

09.12.22 в 14:30
  • Сергей Яковлев
    Сергей Яковлев 09.12.2022 в 15:05 пишет:


    По-моему, этот фрагмент из подготовленной статьи о древних скальных сооружениях (внутри собор является почти полной копией скальных храмов) будет в тему замечательной статьи блога."Исаакиевский собор – крупнейший православный храм в Санкт-Петербурге. Современное здание

    собора является четвёртым и последним вариантом петербургского храма в
    честь святого Исаакия Далматского. Место
    для собора было выбрано в 1761 году, а строительство началось в 1766 году.
    Современное здание построено с использованием конструкций незавершенного
    третьего варианта собора, спроектированного А. Ринальди. Автором проекта четвёртого варианта собора был
    архитектор О. Монферран. Сооружение здания и работы по его оформлению
    продолжались с 1818 по 1858 год.
    В начале 20 века в
    пилонах собора были обнаружены вертикальные трещины, что могло
    свидетельствовать о перенапряжении кирпичной кладки пилонов. Проверочные
    расчеты, выполненные в 1910 году рядом исследователей в предположении, что
    пилоны целиком выполнены из кирпичной кладки, показали, что несущая способность
    пилонов на действующие нагрузки не обеспечена. Однако, по ряду
    социально-политических причин, до 1953 года повторные обследования пилонов
    собора не проводились.
    В результате обследований
    пилонов собора, которые проводились несколькими экспертными группами в 1953
    году и позже, было установлено, что «…Здание государственного музея «Исаакиевский
    собор» находится в угрожаемом состоянии. Необходимо срочно начать работу по
    выработке рекомендаций для упрочнения несущих центральных подкупольных
    пилонов». Из нескольких, разработанных
    различными компаниями проектов усиления пилонов, Ленгорисполкомом был выбран проект, предусматривающий замену
    тяжелой каменной купольной части собора на легкую металлическую. Могла последовать
    очень трудоемкая и затратная работа по реконструкции здания собора. Но этого не
    случилось. Экспертная комиссия во главе с академиком архитектуры
    Б. Д. Васильевым, пришла к заключению, что выводы о непрочности
    кладки пилонов преждевременны, так как исследования еще не закончены. Комиссия
    отметила, что мраморная облицовка прикреплена не к телу пилона, а к кирпичной
    прослойке с воздушными пустотами в 270 миллиметров длины и 45 миллиметров
    ширины. Прослойка между кладкой пилона и мраморной облицовкой выполнена из
    прочного кирпича с прокладкой путиловской плиты толщиной 0,154, длиной от 1,06
    до 1,42 и шириной от 0,264 до 0,71 метра. Раствор, изготовленный из белой
    гатчинской извести с мраморной крошкой, предотвращает появление сырости на
    облицовке мрамора. В 1965-1966 годах были
    проведены дополнительные исследования пилонов собора лабораторией ЛенЗНИИЭПа с
    помощью неразрушающих методов, плотность кладки определялась радиометрическим
    методом, а прочность — прозвучиванием кладки, как правило, по обе стороны
    прокладных рядов. В большинстве случаев глубина трещин колебалась в пределах от
    28 до 100 сантиметров, причем достигала 100 сантиметров в швах прокладных
    рядов, где выветрился раствор. Сквозное прозвучивание подтвердило монолитность
    пилонов и отсутствие в них сквозных трещин: «…пилоны здания представляют собой
    конструкцию, прочность которой сравнительно постоянна в различных точках».
    В прессе промелькнуло сообщение, что сами
    пилоны собора выполнены из многотонных каменных блоков, но в заключении
    экспертных комиссий об этом ничего не говорится. При строительстве
    собора архитектором О. Монферраном были
    выполнены рисунки, якобы подтверждающие строительство собора почти с «нуля».
    Однако ряд исследователей, при тщательном изучении этих рисунков, обнаружили в
    них много противоречий и сделали вывод о фальсификации, как самих рисунков, так
    и процесса строительства собора, показанного на рисунках. В этой связи
    напрашивается вывод, что строительство Исаакиевского собора осуществлялось на
    остатках конструкций древнего каменного сооружения".

    Ответить
    Полианна
    Полианна 09.12.2022 в 15:14 пишет:

    Петербург... Не знаю ни одного человека, который бы съездил в Петербург и вернулся с вопросом "почему это один из самых красивых городов мира?".... Вот и у меня он занимает отдельную камеру в моём сердце....

    Ответить
    Doctor-LAW
    Doctor-LAW 09.12.2022 в 19:05 пишет:

    Вспоминается афоризм: КРИТИК - ЭТО ПИСАТЕЛЬ-НЕУДАЧНИК.

    Так и в отношении этих шедевров архитектуры.

    А вообще я - за разнообразие. Чем древнее город, тем разнообразней должна быть его архитектура. Но не вперемешку, конечно.

    Ответить