На фига нам «умные» города?

Обсуждение: 4
1163

Американский дизайнер считает, что урбанистическое развитие городского пространства в контексте цифровой трансформации отнюдь не столь радужно, как его рисуют

Адам Гринфилд уже два десятилетия занимается сетевыми технологиями. Адам – главный преподаватель в LSE Cities centre в Лондонской школе экономики. Преподавал городской дизайн в Barret, в Нью-Йорке, в одной из программ интерактивных телекоммуникаций. Одним его из бестселлеров стала книга «Против умного города». Приводим выдержки из выступления Адама Гринфилда, в котором он объясняет, почему так яростно противостоит «умным» городам?

***

Я сам родом из места, где периодически происходили наводнения. Поэтому начал с твёрдой убеждённости, что, используя сетевые, цифровые технологии в том, что мы делаем каждый день в городской жизни, мы можем трансформировать городскую жизнь, улучшить её. Я не только верил в это, я ещё 250 тысяч долларов своих денег в это вложил. И потерпел неудачу.

Неудача научила меня нескольким важным урокам. Невозможно в существующей политической и экономической модели распределения в мире реализовать мои ценности на платформе «умного» города успешным образом. Невозможно дать людям власть, со всем уважением, поскольку всегда за всем стоит коммерческий императив в этих цифровых технологиях. Этот коммерческий императив предаёт интересы людей, которым должна служить технология, без исключения практически.

Приведу конкретный пример. В 2009 году мы начали разрабатывать интерактивный киоск с тачскрином в Чикаго. Все эти тачскрины стояли по городу – просто тупые рекламные платформы, которые показывали телерекламу. И мы решили – есть технологическая база, она уже стоит, почему бы нам не взять все это и не преобразовать в платформу, которая позволяет давать людям в режиме реального времени информацию о том, где они находятся, даже если у них нет смартфона. Мы придумали, как можно сообщать людям о нужном им направлении движения – не через код, а нормальный человеческий голос им эту информацию сообщал. Огромным интерфейсом с тачскрином могли пользоваться и дети, и колясочники.

Однако, мы узнали, что заказчики вообще не рассматривали то, что нам казалось бесспорным. Для них главным было то, что мы совершенно не собирались собирать информацию с этих людей, для того, чтобы продать им потом рекламу. И они сообщали нам следующее: первое – мы хотим зарабатывать. Мы не хотим просто так это всё ставить, по доброте душевной. Мы хотим, чтобы вы нам сказали, как мы можем забирать у пользователей информацию из телефонов, из видеоанализа, сканируя положение их тел. Как использовать информацию, чтобы затачивать рекламу под них.

Обсуждая это всё, я понял, что для использования в городах просто не существует цифровой технологии, которая не была бы коррумпирована на каком-то уровне, как-то глубоко. Когда вы включаетесь в разработку такого продукта, то становитесь соучастником в этих информационных потоках, и это мне кажется отвратительным. Мы всё время должны каким-то образом идти на компромисс. Мы не можем разрабатывать эти технологии, не соучаствуя в несправедливой эксплуатации, в разрушении экосистемы. И таким образом мы уничтожаем планету.

Тогда я решил подробнее рассмотреть это в той индустрии, в которой работал. Чем больше я это изучал, тем тревожнее мне становилось. И я стал радикалом. Я обернулся против своей индустрии, против всей этой инициативы, этой попытки использовать технологии, чтобы преобразовать возможности городских пространств. Я выяснил, что каждый из нас становится не гражданином, а некой целью – тем, чем манипулируют для достижения прибыли.

И теперь, да, я действительно, очень враждебно настроен по отношению ко всем подобным попыткам использовать цифровую технологию в городских пространствах. Если вы хотите продавать рекламу или мобилизовать людей, чтобы собрать финансовые потоки, тогда, по крайней мере, честно сообщайте о своих намерениях. В Америке мы говорим: «Не говори, что идёт дождь, когда писаешь мне на голову». Не говори, что ты придаёшь мне сил и улучшаешь мою ситуацию, если делаешь всё, чтобы нажиться на мне. Вот почему я настолько враждебен к этим «умным» городам.

Я считаю, что есть что-то безнадёжно, чудовищно устаревшее, ретроградное в словосочетании «умный город». Меня трясёт каждый раз, когда я его слышу. Никто не сможет вам сказать, что же он имеет в виду, говоря «умный город». А если человек и возьмется что-нибудь ответить, то уж точно, не найдется двух специалистов, которые, даже работая в одном проекте, дадут вам одно и то же определение этого феномена, даже фактически делая один и тот же «умный» город.

И вообще, как вы думаете, можно прояснить, что же это за «умный» город? Что будут делать эти технологии, которые мы все станем использовать? Как эти технологии, в свою очередь, работают? Делают ли они то, что мы хотим, чтобы они делали? Задайте себе этот вопрос. Технологическая интервенция, которую нам предлагают, делает то, что предлагают адвокаты и сторонники этих технологий.

Предположим, вам предлагают: «Мы поставим камеры наблюдения по всему городу. И все они будут распознавать ваши лица по умолчанию». Скажите, это полезное использование общественных ресурсов? Является ли эта предполагаемая технологическая интервенция эффективной с точки зрения издержек? Наша цель – сократить преступность. Решение – поставим камеры, которые распознают лица везде. И какая-нибудь компания – IBM, Siemens, Microsoft – планирует выиграть тендер и сделать это для вас за какое-то количество миллионов долларов. Может быть, на эти средства стоит отправлять детей в какие-нибудь полезные детские лагеря, лучше их воспитывать? И будет меньше преступлений – за те же деньги?

Но не забывайте, что любую развёрнутую инфраструктуру, предназначенную для того, чтобы бороться с преступностью, можно применять и для других задач. Эти технологии, которые мы обсуждаем, непредсказуемы. Результат их применения открыт, и они могут быть использованы для совершенно других задач, нежели те, о которых говорят их изобретатели.

Вот придёт чиновник и скажет: «Мы запускаем «умный» город такой-то». Спросите его: «Дорогой чиновник, а что будет делать эта «умная» штуковина?». И внимательно проследите за лицом человека. Если он будет естественно отвечать, – спокойно, осмысленно, если причины будут обоснованы, то замечательно! Но если вы услышите какую-то технологическую китайскую грамоту и модный технологический жаргончик, – человек явно использует клише, чтобы вы не заметили, что люди не понимают, о чем они говорят. Бегите тогда от них!

ОТ РЕДАКЦИИ. Таково мнение американского дизайнера. Интересно, что думаете обо всём изложенном им Вы, дорогие читатели? С нетерпением ждём Ваших откликов и оценок на нашем форуме!

Искренне Ваш,
За-Строй.РФ

(с благодарностью коллегам сайта Мослента.Ру)

23.03.20 в 18:31
  • Советник Службы
    Советник Службы 23.03.2020 в 18:39 пишет:

    Очень крутой материал... по сути Адамушка сформулировал очень хорошо, весь тот набор факторов, которые беспокоят в УГ...

    Ответить
    Алексей Старицын
    Алексей Старицын 24.03.2020 в 11:56 пишет:

    НОСТРОЙ нам тоже обещает "умные" НРС, единый реестр членов СРО, единое информационное пространство. В выступлениях представителей НОСТРОЙ мы слышим
    какую-то технологическую китайскую грамоту и модный технологический жаргончик, – то есть они явно использует клише, чтобы мы не заметили, что они не понимают, о чем они говорят.

    Ответить