Минусы от плюсов

Обсуждение: 1
1062

Глобальное потепление может уничтожить российские города в зоне вечной мерзлоты. Тревогу бьют уже строители и их СРО

Тема изменения климата становится актуальной с каждым годом. Политики и учёные спорят о том, какую роль в этом играет антропогенный фактор, под сурдинку выкручивая руки геополитическим противникам. На яхте доброго дядюшки Сороса ораторствует несгибаемая Грета Тунберг, экооактивисты требуют запретить коровам пукать, зелёное лобби пускает под нож собственные электростанции и требует новых дотаций. Доходит до абсурда, когда польские СМИ, например, возмущаются что из-за европейских квот на выбросы собственная угольная промышленность в стране разоряется, зато резко вырос импорт этого вида топлива из России.

 

Спасите наши сваи!

Мировая общественность вообще крайне возмущена, что в России не видят в глобальном потеплении ничего особо плохого и более того, готовятся активно использовать все его преимущества. А преимуществ много – от круглогодичного судоходства по Севморпути, до расширения пахотных земель, сокращения расходов на отопление и активное заселение северных регионов. Впрочем, есть и свои проблемы, которых тоже немало.

Главная из них это, конечно же, фундаменты зданий и сооружений. Каждый, кто сталкивался с такого рода проектами, знает, что расчёты фундаментов для вечной мерзлоты радикально отличаются от таковых в средней полосе. Не нужно опасаться сезонного таяния грунтовых вод и уходить на большую глубину – обыкновенно достаточно пробурить несколько свай и укрепить их в грунте. Иногда для надёжности грунт дополнительно подмораживается. И в целом вечная мерзлота гарантирует, что здания будут стоять на века.

Когда климатические и температурные зоны начнут смещаться, очевидно, что фундаменты, рассчитанные по такому принципу, элементарно «поплывут», почва начнёт заболачиваться, а жилые дома и промышленные объекты разрушаться. Что с этим делать – непонятно. Что усиление старых фундаментов, что масштабное строительство с расселением выглядят в равной степени затратно. Не говоря о том, что разрушаться будут не только здания, но и объекты инфраструктуры – дороги, теплотрассы, трубопроводы.

Оценить масштабы проблемы мешает крайняя политизированность темы. Что говорить, если даже в научном сообществе до сих пор нет единого мнения о том, а имеет ли место вообще глобальное потепление? Скептики вполне аргументированно утверждают, что для окончательных выводов нужны точные данные по наблюдениям за период более века, а те оценки, что приводятся сейчас, находятся в пределах статистической погрешности. Крупнейшие метеорологические станции обладают статистикой, накопленной ещё с середины XIX века, однако проблема в том, что все они в своё время находились на окраинах городов, которые сегодня разрослись в гигантские мегаполисы. А средние температуры в центре Москвы или Лондона на те самые 2-3 градуса выше, чем аналогичные показатели по климатической зоне.

Более того, существует версия, что нас, напротив, ожидает не потепление, а глобальное похолодание и новый цикл ледникового периода. В частности, по данным академика Владимира Котлякова и российским наблюдениям за снежным покровом Полюса относительной недоступности Антарктиды, масса льда и снега этого континента за последние 30-40 лет существенно увеличивалась, а не снижалась.

 

Куда смотрит власть?

Как бы там ни было, российские чиновники в своих оценках более склонны к мейнстримной версии. Так, заместитель министра по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Крутиков в интервью «Блумберг» оценил ущерб экономике от таяния вечной мерзлоты в 50-100 миллиардов рублей. По его мнению, к 2050 году потепление может затронуть пятую часть всех строений и объектов в Арктической зоне.

В настоящее время ведутся исследования в районах Воркуты и Салехарда. В 2016-м в рамках международной программы заложили в районе Харпа площадку для изучения сезонно-талого слоя. В 2018-м Научный центр изучения Арктики начал системный геокриологический мониторинг по проекту «Сигма». Под зданиями устроено несколько термометрических скважин глубиной от 10-ти метров, с которых каждые три часа снимаются замеры. Но пока срок изучения слишком мал, чтобы делать выводы, касающиеся населённых пунктов.

Интересные данные собраны в прошлом году возле озера Парисенто. Замеры на шести специальных скважинах показали, что за 30 лет температура многолетнемёрзлых грунтов повысилась на 2-3 градуса.

В начале октября губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Артюхов на Российской энергетической неделе в Москве подчеркнул, что по поручению Президента России создаётся Западно-Сибирский научный центр. В него войдут крупнейшие недропользователи и ведущие научные учреждения. Специалисты будут мониторить состояние вечной мерзлоты.

«Пока рисков мы не видим. Но необходимо интенсивно наблюдать и внедрять новые технологические решения», – отметил Дмитрий Андреевич.

Научное сообщество – не то, которое охотится за грантами от зелёного лобби, а занимающееся серьёзными исследованиями, тоже крайне аккуратно в своих оценках. Мол, с одной стороны что-то происходит, но с другой стороны, давать количественные оценки и делать далеко идущие выводы пока преждевременно. Например, главный научный сотрудник Института криосферы Земли Тюменского научного центра СО РАН доктор геолого-минералогических наук Марина Лейбман в разговоре с журналистами пояснила, что говорить о глобальной катастрофе весьма рано. Проблема в том, что исследователи знают «законы», но не имеют информации на каждый временной срез. Основной ущерб и риск, по мнению госпожи Лейбман, скорее всего, связан с ошибками строительства: дома, которые построены правильно, не падают.

 

Что думают строители и саморегуляторы?

Последствия растепления на днях обсуждали и на интернет-конференции, посвящённой деятельности Саморегулируемой организации Союз «Строители Ямало-Ненецкого автономного округа». Председатель правления этой СРО Михаил Бабийчук видит загвоздку в том, что на федеральном уровне постоянно забывали о вечной мерзлоте, хотя застройка на Севере специфическая. Сейчас в Союзе «Строители ЯНАО» уже размышляют над тем, как обеспечить сохранность домов на дальнесрочную перспективу.

«Нужно подумать о создании специальной службы, которая бы отслеживала устойчивость свайного поля. Сейчас, к сожалению, этого не делается, хотя строители передают дома со всеми изысканиями, в том числе по грунтам. Но у управляющих компаний, которые принимают здания, нет затрат на эти мероприятия», – отметил Михаил Владимирович.

Мониторинг, считает он, помог бы не только анализировать ситуацию, но и оперативно реагировать на изменения. В противном случае, через 25-30 лет, может наступить настоящий коллапс. Главный рецепт от строителей – не жалеть денег на изыскания, фундамент и кровлю, тогда дома будут служить долго.

Подводя итог, можно сказать, что проблема таяния вековых льдов и глобального потепления пока в больше степени остаётся уделом политиков и журналистов, чем серьёзных специалистов, в том числе и в строительной отрасли. Вопрос сам по себе крайне сложен, накопленного материала пока очень мало, серьёзные объективные исследования практически не проводятся. В этих условиях каждая из заинтересованных сторон отстаивает свою точку зрения, приукрашивая одни факты и замалчивая другие. Не являются исключением и строители, которые тоже живые люди. И им тоже очень хочется и поосваивать денежки, выделяемые на борьбу с глобальным потеплением и прикрыть природной катастрофой элементарные просчёты в строительстве и проектировании.

Искренне Ваш,
За-Строй.РФ

06.11.19 в 08:05
  • Полианна
    Полианна 06.11.2019 в 09:39 пишет:

    Правда в том, что мы живём в век экологической катастрофы.... Тает или замерзает особого значения не имеет. Любые масштабные изменения в экологии ведут к краху цивилизации...

    Ответить
1