Трудовой тупик

Обсуждение: 3
8436
Аркадий Апумчик

Строительная отрасль России натолкнулась на те проблемы, которые власти игнорировали долгие годы

Одной из важнейших проблем, которые встали перед строительной отраслью с начала пандемических ограничений, стала нехватка кадров. Саморегулируемых организации, куда в первую очередь стекаются данные о деятельности застройщиков и подрядчиков по всей стране, первыми забили тревогу. Тревожные сигналы приходили практически из всех регионов.

 

Тяжёлый труд не в почёте

Так, генеральный директор СРО Союз строителей «Западуралстрой» Алексей Гуслев ещё в феврале сего года заявил в одном из интервью, что в Прикамье образовался дефицит рабочей силы. Причиной этому, по мнению саморегулятора, стала непопулярность профессии и низкая оплата труда работников. «Работать за 20 тысяч рублей наши рабочие не хотят», – уточнил господин Гуслев. И добавил, что ситуация усугубляется из-за сокращения количества иностранных рабочих на пермских стройках в связи с пандемическими ограничениями.

Например, генеральный директор СРО «Уральское объединение строителей» Сергей Ренжин отметил, что дефицит рабочих кадров в Свердловской области регионе достиг 40-50%: «Если пройтись по Екатеринбургу и посмотреть строящиеся объекты, разрыв между монолитчиком и каменщиком раньше составлял два этажа, сейчас – пять-семь этажей. Сегодня наиболее востребованы каменщики, отделочники, арматурщики, бетонщики. На эти специальности приходится 85 процентов всех заявок».

В Санкт-Петербурге, как признал комитет по строительству при мэрии, дефицит рабочей силы на коммерческих и бюджетных стройках города оценивается в 30 тысяч человек. В Аппарате заместителя председателя правительства Ленинградской области по строительству и ЖКХ Михаила Москвина недавно заявляли о дефиците только в 16 тысяч работников.

Президент Союза строительных организаций Ленинградской области «ЛенОблСоюзСтрой» Руслан Юсупов рассказал о том, что из-за нехватки работников подрядчики стали переманивать кадры у своих конкурентов, предлагая им большую зарплату. Мигранты привязанностью к работодателю не отличаются и готовы уйти с одной стройки на другую даже из-за разницы в оплате в несколько тысяч рублей. В итоге оплата труда постепенно повышается и отражается на цене квадратного метра.

В списке профессий, на которые не найти желающих, выделяют бетонщиков, арматурщиков, монолитчиков, облицовочников, то есть тех, кто выполняет на стройке весь тяжёлый труд. Плохо с подрядчиками на фасадные и отделочные работы.

Эти же оценочные суждения отдельных руководителей СРО и строительных компаний подтверждает и статистика. Данные опроса, проведённого Национальными объединениями и ЕРЗ, показывают, что в целом по стране рейтинг дефицита специалистов сегодня возглавляют разнорабочие: их нехватка оценивается профессионалами рынка в 34,8%. На втором и третьем местах с почти одинаковыми показателями идут штукатуры (27,5%) и каменщики (27,3%). Следом – бетонщики (26,2%), арматурщики (19,6%), монтажники (14,4%) и так далее.

 

Алгоритм, как средство монополизации

Несмотря на смягчение ограничительных мер, связанных с пандемией, мигранты по-прежнему не могут вернуться в Россию из-за закрытых границ. Заменить граждан СНГ российскими рабочими в краткосрочной перспективе сложно, поскольку требуется время на их обучение и популяризацию строительных профессий.

Правительство РФ также называет ситуацию непростой. Ранее вице-премьер Марат Хуснуллин отметил, что на стройках работает много мигрантов: «Когда ввели ограничения, часть из них уехали из страны к себе домой, а вернуться сейчас не могут. Поэтому проблема нехватки трудовых ресурсов набирает угрожающие масштабы».

Чтобы залатать зияющие бреши на трудовом рынке, в Министерстве труда и социальной защиты РФ разработали алгоритм действий по привлечению в экономику Российской Федерации иностранных граждан. Однако предложенный ещё весной документ был встречен строительным сообществом без особого восторга. А если точнее, представители малого и среднего бизнеса сочли его за откровенное издевательство.

Как будто российские ведомства задались целью использовать пандемию, чтобы добиться окончательной монополизации рынка и искоренить малые и средние предприятия, которые и без того понесли наиболее серьёзные потери. Так, в первой редакции документа в штате принимающей стороны должно было быть не менее 250-ти сотрудников, а сама организация должна была иметь 2 миллиарда рублей оборота! Перед майскими праздниками чиновники, судя по всему, поняли, что перегнули палку и слегка смягчили требования – проходной порог сократился до 100 сотрудников и 800 миллионов рублей оборота. Но, разумеется, и такие цифры никакого отношения к малому бизнесу не имеют. Жёсткий бизнес-фильтр могут пройти только девелоперы, но крупные заказчики в основном не привлекают рабочих, этим занимаются подрядчики.

Ряд строительных организаций и СРО, в частности, тот же Союз «Уральское объединение строителей», писали обращения в Минстрой России и вице-премьеру Марату Хуснуллину с просьбой о снижении ценза. Но в итоге эти обращения так и остались без конструктивного ответа.

 

В поисках альтернативы

Тем временем строители на местах попробовали найти обходные пути, чтобы решить свои проблемы. Например, использовать возможность делать заявки на мигрантов от групп компаний. Однако так и не удалось выяснить, может ли такая группа компаний быть неформальным объединением нескольких подрядчиков, представителей малого бизнеса или ГК нужен юридический статус. А ведь это была бы реальная возможность для СРО принести сообществу пользу, выступая в качестве организатора заявок!

Не слишком удался и другой путь – работать с этническими узбеками, проживающими в Казахстане. Опыт не удался: привлекать такую рабочую силу оказалось очень дорого.

Попытки строителей добиться въезда трудовых мигрантов в необходимых количествах, были восприняты общественностью неоднозначно. Фактически, подтвердились неприятные обвинения, что строительная отрасль в России держится на руках плохо оплачиваемых трудовых резервов из ближнего зарубежья. Однако по оценкам ряда экспертов, проблема куда глубже, поскольку даже достойное финансирование не может привлечь на стройплощадки российских рабочих.

Так, оценкам генерального директора Саморегулируемой организации Ассоциация «Объединение строителей Санкт-Петербурга» Алексея Белоусова, в Ленобласти мигрантам сейчас платят от 50-ти тысяч до 70-ти тысяч рублей в месяц, в городе – 80-90 тысяч. И этой суммы может быть недостаточно, «чтобы наши соотечественники встали с дивана и пошли работать на стройку». И сами петербуржцы, и жители соседних регионов не горят желанием выполнять тяжёлую физическую работу под открытым небом в любую погоду.

Исполнительная власть пока может предложить только два варианта решения проблемы. Первый связан с расширением лимитов на ввоз мигрантов. Например, в том же Санкт-Петербурге при комитете по труду и занятости была создана межведомственная комиссия по вопросам привлечения и использования иностранных работников. Сейчас строительные компании могут запросить специальное разрешение на завоз рабочих из-за рубежа, при условии, что оплатят им дорогу, обеспечат проживание, нахождение в двухнедельной обсервации и тесты на коронавирус.

Хотя и здесь, как показывает практика, все преференции почему-то оказываются на стороне крупного бизнеса. Из протоколов заседаний межведомственной комиссии, размещённых на официальном сайте комитета, следует, что самой крупной из одобренных в этом году заявок петербургских девелоперов стало ходатайство «Сетл Строй» (входит в Setl Group) о привлечении 3,5 тысячи иностранных работников. Компании «СтройКрафт» (подрядчик ГК «ПИК») разрешили привести около 1-ой тысячи человек, «Ренейссанс Констракшн» – свыше 300 работников. Последней из одобренных крупных заявок от строительного бизнеса стала заявка ООО «Строй Прогресс» (входит в Группу компаний ЦДС) на 560 трудовых мигрантов в конце апреля.

 

Экономическая зона

Другой подход связан с привлечением к работе заключённых. Его сторонники указывают кто на опыт СССР, кто на передовые западные практики, например, тюремно-промышленные корпорации США, которые сегодня вносят существенный вклад в американскую экономику. Впрочем, и здесь проблем хватает. Прежде всего, в связи с её рентабельностью. Труд заключённых, в который будут заложены мероприятия на их охрану, создание дополнительных помещений, контроль, надзор, усиленные проверки качества выполняемой работы, может оказаться дорогостоящим не только на фоне мигрантов, но и по сравнению с квалифицированными российскими кадрами.

Критики указывают, в частности, на не слишком оптимистичные итоги прошедшей в прошлом году проверки Счётной палатой РФ финансовой деятельности Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Так, согласно отчётам в перечень юрлиц ФСИН (согласно данным базы «ОКПО УИС») входит более 4-х тысяч учреждений и филиалов, среди которых 29 ФГУПов. Большинство из них не приносят ни пользы, ни прибыли, лишь имитируя бурную деятельность. За 2016 год кредиторская задолженность ФГУПов выросла на 107%, а общая задолженность составила более 7-ми миллиардов рублей.

И если ещё лет 10 назад стоимость продукции, выпускаемой предприятиями УИС, была ниже рыночной примерно на 25-40%, то сейчас основная масса этой продукции «неконкурентоспособна, низкого качества и гораздо дороже среднерыночных цен». ФСИН закупает её сама у себя по существенно завышенной стоимости при «фактически неоплачиваемом труде заключённых, минимальных расходах и льготном налогообложении».

Согласно опросам 71% россиян поддержали инициативу привлекать осужденных к работам, которые обычно выполняют трудовые мигранты. Таковы результаты свежего исследования ВЦИОМа, который опросил 1,6 тысячи респондентов. Сторонники идеи считают, что таким образом заключённые смогут отработать свои преступления и принести пользу обществу. Однако специалисты строительной отрасли высказывают опасения, что реальный экономический эффект от такого решения может быть сомнительным. Чтобы труд заключённых стал рентабельным его всё равно придётся дотировать из бюджета, а на качестве и безопасности – главных параметрах в работе СРО – приход такого рода контингента едва ли отразится позитивно.

 

***

Подводя итоги, можно сказать, что отрасль натолкнулась на те проблемы, которые пыталась игнорировать долгие годы. Крупные строительных холдинги в погоне за быстрой прибылью фактически игнорировали подготовку строительных кадров, как ИТР, так и рабочего звена. Были утеряны связи между профильными вузами и реальным сектором. Государство также самоустранилось от проблемы, сочтя, что рынок сам сможет расставить всё по местам. Однако у рынка эта процедура вновь не получилась. И выходить из трудового тупика придётся всем миром.

При полном и/или частичном копировании данного материала, для последующего размещения его на стороннем ресурсе, обратная, индексируемая ссылка на источник обязательна!

06.07.21 в 15:23
Оценка статьи:
Средняя оценка 5 из 5 | Основано на 1 оценке пользователя
  • Евгений Карант
    Евгений Карант 06.07.2021 в 16:35 пишет:

    Ну как тут не вспомнить НОСТРОЙ с его правом вносить предложения в государственную политику в сфере строительства.

    Известно, что в каждый момент времени в нашей стране реализуется примерно 50 тысяч строительных проектов. Для их реализации у каждого генподрядчика согласно Градкодексу должно быть 2 специалиста НРС (кстати, зачем нужны именно 2 не очень понятно). Получается, что для реализации всех осуществляемых сегодня проектов нужны 100 тысяч специалистов.

    Между тем, в НРС сегодня включены более 200 тысяч специалистов. Следовательно, половина из них трудоустроена, причем по основному месту работы у членов СРО, у которых нет заключённых договоров генподряда.

    Что эта половина делает у таких членов СРО не понятно. Скорее всего, эти 100 тысяч высококвалифицированных специалистов, которых так не хватает на реальных стройках, вынуждены торговать семечками на рынке или типа этого.

    В этой связи мне хочется повторить вопрос, который я уже задавал на этом сайте господину Глушкову. Уважаемый Антон Николаевич, кто Вы на самом деле - идиот или аферист?

    Ответить
    Евгений Карант
    Евгений Карант 06.07.2021 в 16:55 пишет:

    Все ли знают, что несколько дней назад Президент Российской Федерации подписал закон, направленный на совершенствование государственной политики в области занятости населения и развитие рынка труда (Федеральный закон от 28 июня 2021 г. № 219-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации" и статью 21 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации")?

    Если кто из саморегуляторов не знает, то ознакомьтесь с ним, пожалуйста, и ознакомьте с ним членов своих СРО. Закон действительно интересный и, на мой взгляд, полезный.

    Интересно также, что на создание той цифровой платформы занятости, которая в соответствии с законом вступит в строй с 1 января 2022 г., господин Глушков хотел освоить средства из бюджета НОСТРОЙ. Разумеется, только в той части, которая касается строительства.

    Ответить
    Полианна
    Полианна 06.07.2021 в 17:06 пишет:

    "Заменить граждан СНГ российскими рабочими в краткосрочной перспективе сложно, поскольку требуется время на их обучение и популяризацию строительных профессий."

    Главное, что требуется, это ЖЕЛАНИЕ, которого НЕТ.... Ну так то....

    Ответить
САМ - АВТОР
Конкуренция не должна стать самоцелью!
Владимир Пасканный
24.09, 13:21 3 1009
Не изобретая велосипед
Александра Белоус
21.09, 13:27 10 1733
За что нельзя голосовать на Съезде
Владимир Кобзаренко
13.09, 15:18 11 3324
Саморегулирование пока не состоялось
Валерий Мозолевский
13.09, 11:34 3 3357
Что партийцам хорошо, то СРОшникам смерть?!
Добрило Мастеровой
09.09, 09:45 5 4029
Апартаменты – оружие пролетариата?
Изумлённый Чиновник
08.09, 09:34 9 4238
Время удивляться и удивлять
Евгений Тысенко
06.09, 13:29 23 4658
Капитальная проблема
Аркадий Апумчик
01.09, 09:36 7 5353
Их примером да по нашему росту цен!
Добрило Мастеровой
31.08, 15:27 8 4256
Верить ли слезам дорожников?
Изумлённый Чиновник
23.08, 09:41 3 4369
1